Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

плавание

* * *

На праздник мой не приводи дождь
На праздник мой не прилетай снег
На праздник чист не появись лист
И на прощанье не ложись, ложь

На праздник мой не приходи груз
И слишком лёгким не катись нет
Как счетверённый пулемёт куст
И в миллионном лентеце вещь

На праздник может зарядить жизнь
Или по истине пройтись свет
На тропку, нА гору, на старый Рим
Нацелив зеркало из Ньюгрэйндж
плавание

* * *

Перекипел
разноцветной пургой
хмельной Иерусалим -
и тот, Кто приходит
лёгкой стопой,
уйдёт, до конца незрим.

И будет, как прежде:
и день - не в день,
и ночь - не в ночь: до утра;
и рухнут в море,
отеплохадев,
смоковница и гора.
***
И мир прекрасен, как всегда,
как перед смертью Господа,
а после он свернётся вдаль
и станет точкой острова,

неизмеримого, как свет
над океаном молний,
никем он чисто не воспет
и набело исполнен.
***
Пришёл я в этот мир
разбить самодовольство смелых
и радости кумир
из пёстрого соделать белым,
затем стереть его
в левкас тончайший,
крепче снега -
и нанести на вещий ствол
сто фресок божьего разбега;
остатки - без следа
развеять в праздничных ущельях,
да освятит звезда
весенней грязи новоселье.
2010
плавание

* * *

Она звала меня войти в неё,
откуда выхода нет.
а я звал её в пустыню,
откуда выхода нет.

Она заснула в своём раскалённом кресле,
прохладном, как лёд,
а я осязал её раскалённое сердце,
которое никто не берёт.

Она проснулась, и я очнулся,
это был только сон.
Наяву оказалось – живём на улице,
свернувшейся в колесо.

И мы столкнулись сонными лбами
и друг в друга вошли,
а люди ехали за грибами,
срезали нас от земли,

а затем нас вытащили из корзины
и положили на стол.
И она ушла в свои палестины,
а я снова взошёл на столп.
плавание

* * *

Быть самим собой - сбой,
с небесного колеса
падаешь в зеленый подвой
чистого, как глаза,

шарика,
стремящегося к нулю,
к бесконечности тем и тел,
но - пока тебя я люблю -
я на кресте, на кресте.
плавание

* * *

- Дни утекают, Господи,
А как же Ты живёшь?
- А я тебя по площади
Тащу сквозь дождь,
Кругом плескают спины,
И в них – глаза,
А Ты – во мне, мой милый,
Слеза-лоза.
плавание

* * *

Первый ангел узорит,
Второй спокойно стоит,
Третий ангел неволит,
Четвёртый достроит скит
из щепочек и дождя,
Пятый ангел летит,
Шестой алмазом слепит.
Седьмой ангел – нельзя
и назвать его. В семь
вернётся ангел Восьмой
насовсем, насовсем.
Девятый ангел как щит.
Десятый ангел молчит.

Первый ангел как свет
по колено в снегу,
Второй как зелёный гул,
Третий ангел ответ
читает возле огня,
Четвёртый ангел, маня
сквозь вишни, не даст ответ.
Пятый по радуге гость,
Шестой как жжёная кость,
Седьмой приносит грозу,
и лозу, и метель,
Восьмому – арфа, свирель,
Девятому ангелу – даф
и ледяная вода
по капле. И сон не наш.
Десятый несёт семь чаш.
плавание

* * *

Присутствуем ли мы
в отчаянье весны,
в нетлении зимы?

Спим в танце? Сплетены
и тихо бьём ногой
в распахнутый покой?

А кто во всех умрёт,
тот осенью не ждёт,
торопит хоровод,

падёт за летом лист,
а мы разлучены,
огнями сращены

шиповничьей горы.

23.7.17
плавание

Переиграли дали

Переиграли дали, осталось вино до края.
Огонь на гребне горы мне волосы рассекает,

А небо, которое ты утратил в семи ручьях,
Всего лишь росинка в моих горах. У врача

Не просят ласки за то, что недужат язвой любовной,
Меня унеси в просвет и вылей меня на кровлю,

Тогда не сотрётся в утре радостная маета
И вспыхнут вода и сад, что ты одолжил спроста.

***
В городах, где я искал тебя,
пропадал лёд на реке,
бисер вещей становился песком,
в корнях полоскалась вода.

Срезана морем лоза,
гроздья её уместились в изюмину камня,
краем ладони вытесан космос
на шершавом обломке.

Белыми раковинами
слух очищен,
из острия оливина
кровь на щеке,
свет Галилеи.
плавание

* * *

Быстро, как катехумен,
упавший под образАми,
стриж скобленул по виску мне
и вечер обжёг глазами,

словно свет галилейский,
неуловим, ненакладен,
стекающий синим мёдом
из грозовых оладий.
плавание

* * *

Берег склеен из осколков стали,
из камней-зеркал,
океаном стал, а веки дали
брызги и закал.

Откололся камень от иконы
и оброс, как нож в лозе,
сладким сердцем беззаконным,
и уплыл Тезей.

+++
Вечером на небе
ласковый закал
лестниц и курильниц,
ангелов, зеркал,

а от человеков
остаётся дым,
шутки дровосеков,
лепет тамады,

и восходят реки,
и нисходят поля,
ничего вовеки
сверх не говоря.

Collapse )